Проблемы международного усыновления российских детей

Рубрика: 13. Семейное право

Дата публикации: 08.04.2014

Статья просмотрена: 2839 раз

Библиографическое описание:

Во все времена семья для каждого человека остается неисчерпаемым источником любви, преданности и поддержки. Семья играет огромную роль в жизни каждого человека, а особенно в жизни ребенка. Семья подготавливает ребенка к жизни, является его первым и самым главным источником социальных идеалов, закладывает основы общественного поведения, именно в семье у ребенка формируется определенное мировоззрение на жизнь. Австрийский педагог Х. Райнпрехт, отмечал, что «хорошая супружеская пара является для ребенка источником ценностной ориентации, без родителей процесс поэтапного формирования личности затруднен» [1].

В современной России без родительской опеки остаются сотни тысяч детей в силу различных обстоятельств, будь то смерть родителей, материальные либо жилищные трудности семьи, рост вне брачной рождаемости.

У ребенка есть право жить и воспитываться в семье не смотря на утрату своих родных родителей, это право у ребенка никто не отнимал. Государство предусмотрело следующие формы устройства детей в семьи — это усыновление, опека и попечительство, и приемная семья.

Усыновление или удочерение (далее — усыновление) является приоритетной формой устройства детей, оставшихся без попечения родителей. Усыновление допускается в отношении несовершеннолетних детей и только в их интересах с соблюдением требований абзаца третьего пункта 1 статьи 123 Семейного кодекса РФ, а также с учетом возможностей обеспечить детям полноценное физическое, психическое, духовное и нравственное развитие.

Семейный кодекс не содержит точного определения понятия усыновление. Однако многие авторы раскрывают понятие усыновления и наиболее полное определение на наш взгляд дано Л. М. Пчелинцевой, понимающей под усыновлением юридический акт, в результате которого между усыновителями (усыновителем) и его родственниками, с одной стороны, и усыновленным ребенком — с другой, возникают такие же права и обязанности, как между родителями и детьми, а также их родственниками по происхождению [2]. В. Т. Батычко рассматривает усыновление или удочерение как юридический акт, в силу которого между усыновленным ребенком и лицом или лицами, принявшими его на воспитание, устанавливаются личные и имущественные отношения, существующие между родителями и детьми [3].

Таким образом, усыновление (удочерение) представляет собой процесс принятия на воспитание детей, лишившихся попечения родителей, с установлением между усыновленным и усыновителем правовых (личных и имущественных) отношений, существующих между родителями и детьми.

В последнее время в России наблюдается тенденция возрастания случаев усыновления российских сирот гражданами иностранных государств. Прежде всего, это связано с социально-экономическими условиями российских граждан. Все мы знаем о проблемах, связанных с отсутствием жилья, недостаточным материальным обеспечением и государственной поддержкой многодетных и бездетных семей. Законодательство предусматривает ряд мер материального характера, однако зачастую этого бывает недостаточно: люди просто не хотят брать детей на воспитание, зная о том, что не смогут дать им должного обеспечения.

И здесь, по нашему мнению, необходимо законодателю обратить внимание на создание оптимальных условий для российских усыновителей.

Что касается усыновителей-иностранцев, то в статье 124 Семейного кодекса РФ говорится о том, что усыновление детей иностранными гражданами или лицами без гражданства допускается только в случаях, если не представляется возможным передать этих детей на воспитание в семьи граждан Российской Федерации либо родственникам детей независимо от места их проживания. Так, согласно статистическим данным в 2012 году российскими гражданами было усыновлено 6,5 тыс. детей, при этом граждане иностранных государств усыновили 2604 ребенка. По сравнению с 2011 годом, где было усыновлено около 3400 детей иностранными гражданами, происходит тенденция сокращения усыновления детей [4]. Однако доля международного усыновления в соотношении с российским составляет порядка 40 процентов от общего количества усыновленных детей в России (довольно значительная цифра).

В конце декабря 2012 года Президентом Российской Федерации В. Путиным был подписан Федеральный закон от 28 декабря 2012 г. № 272-ФЗ «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации» [5], вступивший в силу с 1 января 2013 года. Данный закон называют «законом Димы Яковлева», который в том числе подразумевает запрет на усыновление российских детей родителями из США. Представляется, что с принятием данного закона ситуация с усыновлением детей иностранцами должна улучшиться, поскольку указанный Закон содержит ряд таких положений, включающих ограничительные меры, позволяющие исключить из числа усыновителей недостойных лиц как:

«…запрет на въезд в Российскую Федерацию граждан Соединенных Штатов Америки:

а) причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека;

б) совершивших преступления в отношении граждан Российской Федерации, находящихся за рубежом, или причастных к их совершению;

в) наделенных государственными полномочиями и способствовавших своими действиями (бездействием) освобождению от ответственности лиц, совершивших преступления в отношении граждан Российской Федерации или причастных к их совершению» и так далее.

Статья 4 данного Закона устанавливает также запрет «…на передачу детей, являющихся гражданами Российской Федерации, на усыновление (удочерение) гражданам Соединенных Штатов Америки, а также осуществление на территории Российской Федерации деятельности органов и организаций в целях подбора и передачи детей, являющихся гражданами Российской Федерации, на усыновление (удочерение) гражданам Соединенных Штатов Америки, желающим усыновить (удочерить) указанных детей.

Кроме того, часть 2 указанной статьи прекращает, «…в связи с установленным частью 1 настоящей статьи запретом на передачу детей, являющихся гражданами Российской Федерации, на усыновление (удочерение) гражданам Соединенных Штатов Америки от имени Российской Федерации действие Соглашения между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки о сотрудничестве в области усыновления (удочерения) детей, подписанного в городе Вашингтоне 13 июля 2011 года».

Благодаря данному закону государство заставляет иностранцев уважать права и свободы российских граждан.

Отдавая ребенка в приемную семью, органам опеки и попечительства необходимо строже проводить отбор личностей попечителя, чтобы мы потом не сталкивались с проблемой жестокого обращения детей в семье. К нашему сожалению, законодательство закрепляет только формальные критерии усыновителей, и этого иногда является не достаточным. Во многих случаях сами органы опеки не проявляют должного внимания к данному процессу.

Попадая в приемную иностранную семью, ребенку представляется сложный процесс адаптации в чужом для него государстве: незнание языка, обычаев, культуры очень часто являются существенными препятствиями для нормальной жизни и развития ребенка. В связи с этим, немаловажную роль играют вопросы профессиональной подготовки иностранных усыновителей к принятию в семью ребенка (статья 127 СК РФ предусматривает прохождение такой подготовки в качестве одного из критериев усыновителя). Однако хотелось бы отметить, что данная статья говорит о том, что подготовка иностранных усыновителей может быть проведена в государстве, гражданами которого они являются. В целях реализации вышеуказанного требования Минобрнауки России подготовило письмо от 24 августа 2012 г. № ИР-713/07 «О подготовке лиц, желающих принять на воспитание в свою семью ребенка, оставшегося без попечения родителей» [6], в какой-то степени регулирующего особенности прохождения подготовки кандидатов в приемные родители иностранными гражданами, постоянно проживающих за пределами территории Российской Федерации.

Однако этого представляется недостаточным. По нашему мнению, необходимо закрепить в российском законодательстве положение, о том, что иностранные родители обязаны пройти подготовку в России, чтобы лучше узнать наш менталитет, наши особенности культуры и многое другое. Чтобы ребенок, попадая в новую семью смог, легко адаптироваться в знакомых ему условиях.

Исходя из выше сказанного, хотелось бы отметить, что проблема международного усыновления детей в России остается острой, так как многие механизмы нашего законодательства еще не до конца регулируют эти отношения, необходимо ужесточить административную ответственность должностных лиц за нарушение порядка усыновления российских детей иностранцами.

1. Арутюнова Э. В. Понятие и правовая природа усыновления [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.juristlib.ru/book_9631.html (дата обращения 12.03.2014).

2. Пчелинцева Л. М. Семейное право России: учебник. Норма, 2012.– 719 с.

3. Батычко В. Т. Международное частноеправо Конспект лекций. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://netprava.ru/ek/b8/14_6.htm (дата обращения 12.03.2014).

4. Распределение усыновлений иностранными гражданами по странам [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.usynovite.ru/statistics/2012/7/ (дата обращения 12.03.2014).

5. Федеральный закон от 28 декабря 2012 г. № 272-ФЗ «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации» // Рос. газета. 2012. 29 дек. № 5975.

6. См.: Вестник образования. 2012. № 18. Сентябрь.

ПРОБЛЕМЫ МЕЖДУНАРОДНОГО УСЫНОВЛЕНИЯ (УДОЧЕРЕНИЯ)

Проблемы, cвязанные с правовым регулированием и применением на практике норм о международном уcыновлении, остаются до настоящего времени крайне актуальными. Отчасти это cвязано с тем, что до cих пор так и не cформирован унифицированный режим такого уcыновления, а также не выработаны механизмы, позволяющие в полной мере защищать интересы уcыновленных детей, проживающих за границей.

Снижение рождаемоcти в cтранах Западной Европы и США и ряд других факторов, которые непосредственно связанны с ухудшением экономического положения в странах Азии, привели в конце XX — начале XXI в. к распроcтранению международного усыновления. В некоторых cлучаях усыновлялись тяжелобольные дети, и для них были созданы в новых cемьях, в частности в США, соответствующие условия [3, с.15-20] .

Новая волна всеобщего интереса к проблемам международного усыновления была связанна с чередой трагичеcких cобытий, произошедших c усыновленными детьми в США, и с принятием Закона «Димы Яковлева», которым был введен запрет на усыновление российских детей гражданами этой страны. Кратко рассмотрим историю принятия данного нормативного акта. В феврале 2008 года мальчика усыновила семья Харрисон, которая отвезла ребенка в город Херндон под Вашингтоном. В июле того же года отец малыша Майлс Харрисон вез Диму в ясли. Но глава семейства так спешил на работу, что не довез его до яслей и забыл мальчика в машине. Когда отец Димы Яковлева вернулся к своему автомобилю, он обнаружил мертвое тело приемного сына. Автомобиль Харрисона целый день простояла на солнцепеке. Из-за палящего солнца и выключенного кондиционера температура воздуха в салоне поднялась до 50 градусов. Дима Яковлев умер от перегрева. Отец мальчика предстал перед американским судом. В декабре 2008 года суд оправдал Майлса Харрисона [7].

В ответ на такое решение американского суда Российская Федерация приняла Федеральный закон от 28 декабря 2012 года № 272-ФЗ «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации», который вступил в силу 1 января 2013 года.

Данный Закон позиционировался многими российскими политиками, как ответ на принятый незадолго до этого в США «закон Магнитского», но позднее премьер-министр Дмитрий Медведев заявил, что Закон «принимался на эмоциональной волне, связанной с соответствующими решениями американского конгресса, но ни юридически, ни фактически он не связан с «законом Магнитского»[7].

В cвою очередь мы вывели несколько проблем которые возникли с принятием данного закона:

В-первых, детей с физическими отклонениями, которых по статистики усыновляли граждане США, роcсийские семьи уcыновляют крайне редко, таким образом, процент усыновляемых инвалидов резко снизился. Выражалась уверенность в том, что детей, которых потенциально могли усыновить граждане США, быстро усыновят россияне. Однако, как отмечает главный врач дома ребенка № 13 г. Москвы Наталья Никифорова, несмотря на все усилия Правительства и законодательных органов, российских усыновителей не стало больше, а количество иностранных уcыновителей упало в несколько раз. «Так, за девять месяцев этого года на международное усыновление из нашего учреждения ушло всего четыре ребенка. При этом годом раньше таких детей было 12, а еще раньше – 25», – подводит итоги Никифорова. Она и другие эксперты отмечают, что зачастую иностранцы усыновляли детей с «серьезными проблемами в развитии.» [6, с.58-63]. Российские семьи таких детей не выбирают. Во-вторых, лишил надежды на семью и несколько сотен сирот, которые уже были знакомы со своими будущими усыновителями-гражданами США. У многих из них дела уже рассматривались судом, однако решения об усыновлении на момент вступления в действия Закона еще вынесены не были.

В-третьих, дети, которых хотели усыновить граждане США, так и остались без семьи 4 ноября 2014 года ЕСПЧ представил властям Российской Федерации 23 жалобы граждан США, которым отказали в усыновлении детей в России, и этих детей. У российских властей была запрошена информация по каждому ребенку, а именно: остался ли он в детском доме, ожидает ли рассмотрения вопрос о его передаче в другую приемную семью, а если да, то на какой стадии находится его рассмотрение, был ли ребенок передан в другую приемную семью. По информации Радио Свободы, МИД России ответил на вопросы Европейского суда, не приведя конкретной статистики.

Нам представляется, что наcтоящий закон не достиг своей основной цели — заменить усыновление детей российскими семьями, вместо иностранных. Законодателю вместо принятия такого закона следовало усовершенствовать законодательство об усыновлении с тем, чтобы усилить проверку иностранных кандидатов на усыновление, работать над унификацией норм в сфере международного усыновления и сотрудничеством между соответствующими органами наших стран, направленными на усиление контроля за условиями проживания ребенка в зарубежных семьях, их социальной адаптацией, а не прибегать к таким кардинальным мерам, лишая малышей права на полноценную семью.

В связи с этим перейдем к правовому регулированию обозначенных нами вопросов. Так, согласно Конвенции ООН о правах ребенка, ратифицированной нашим государством, «государства-участники, которые признают и/или разрешают существование системы усыновления, обеспечивают, чтобы наилучшие интересы ребенка учитывались в первостепенном порядке»[1].

Среди многосторонних договоров, затрагивающих вопросы усыновления, — Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, заключенная в Минске 22 января 1993 г. (далее — Минская конвенция). Согласно ст. 37 данного соглашения усыновление или его отмена определяется по законодательству Договаривающейся Стороны, гражданином которой является усыновитель в момент подачи заявления об усыновлении или его отмене. В пункте 4 этой же статьи определяется и компетенция учреждений, принимающих решение об усыновлении.. На дела об усыновлении распространяются и общие правила Конвенции относительно судебных поручений, процессуального положения граждан, признания судебных решений и т.п.

Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, заключенная в г. Кишиневе 7 октября 2002 г. (далее — Кишиневская конвенция), содержит коллизионные нормы об усыновлении, в основном повторяющие положения ст. 37 Минской конвенции. Однако без изменения основной привязки к гражданству усыновителя Кишиневской конвенцией введена оговорка: эта основная привязка применяется, если внутренним законодательством Договаривающейся Стороны, гражданином которой является ребенок, не установлено иное. Таким образом, прежняя основная привязка стала условной. Это изменение оценивается как проявление желания государств-участников усилить контроль за международным усыновлением своих граждан, обеспечить максимальную защиту их интересов [4].

Даже если согласиться с такой оценкой направленности нововведения, все же нельзя не отметить, что формулировка ч. 1 ст. 40 Кишиневской конвенции позволяет говорить лишь об ограничении применения коллизионной нормы Конвенции: «иное» регулирование во внутреннем праве другого государства «блокирует» ее применение. Вопрос о том, какое право должен в случае «иного» регулирования во внутреннем праве страны гражданства ребенка применить компетентный суд (а согласно ч. 4 ст. 40 Конвенции компетентно учреждение Договаривающейся Стороны, гражданином которого является усыновитель), остается открытым. Из ст. 40 Конвенции не вытекает, что компетентный суд при отсутствии коллизионного регулирования в международном договоре должен применить внутреннее семейное право другого государства. Поэтому представляется, что он будет принимать решение об усыновлении на основании коллизионной нормы своего государства. Следовательно, применение законодательства страны гражданства ребенка будет зависеть от привязки к коллизионной норме, содержащейся в законодательстве государства, суд которого рассматривает вопрос об усыновлении. Возможно, Договаривающиеся Стороны не имели в виду такой результат, но редакция ст. 40 не позволяет толковать эту статью иначе. Едва ли новую редакцию можно признать удачной.

Что же касается российского законодательства в рассматриваемой сфере, то обозначим, что в отношении усыновления на территории РФ иностранными гражданами и лицами без гражданства детей, являющихся российскими гражданами, он предусматривает применение права страны, гражданином которого является усыновитель (при усыновлении ребенка лицом без гражданства — в соответствии с законодательством государства, в котором это лицо имеет постоянное место жительства) на момент подачи заявления об усыновлении. Применение при усыновлении соответствующего иностранного законодательства о требованиях к усыновлению (в отношении возраста, материального положения и т.п.) призвано обеспечивать в дальнейшем стабильность усыновления в иностранном государстве, поскольку обычно усыновитель-иностранец увозит ребенка в свою страну [5, с. 56].

Согласно СК РФ усыновление детей иностранными гражданами или лицами без гражданства допускается только в случаях, если не представляется возможным передать этих детей на воспитание в семьи российских граждан, постоянно проживающих на территории РФ, либо на усыновление родственниками детей независимо от гражданства и места жительства этих родственников. При этом дети могут быть переданы на усыновление иностранным гражданам лишь при условии, что прошло более трех месяцев с момента постановки их на централизованный учет детей, оставшихся без попечения родителей [2].

В случае если в результате усыновления могут быть нарушены права ребенка, установленные законодательством РФ и международными договорами РФ (прежде всего Конвенцией ООН о правах ребенка), усыновление не может быть произведено независимо от гражданства усыновителя, а произведенное усыновление (удочерение) подлежит отмене в судебном порядке.

В заключении можно отметить, что те правовые акты и соглашения, которые существуют на сегодняшний день, не являются универсальными и содержат много противоречий, так и не достигнуто главной на наш взгляд цели-защиты ребенка в иностранной семье. Вопрос так и остается открытым для законодателя.

Список литературы

1. Конвенция о правах ребенка (одобрена Генеральной Ассамблеей ООН 20.11.1989)// Сборник международных договоров СССР. Выпуск XLVI.1993. вступила в силу для СССР 15.09.1990.

3. Амирова Д.М. Усыновление (удочерение) российских детей иностранными лицами // Актуальные проблемы гуманитарного и профессионального знания: Сборник студенческих научных работ. — Казань: ЗАО «Новое знание», 2010. 657 с.

4. Бахин С.В., Игнатьев А.С. Правовая помощь и правовые отношения по гражданским и семейным делам: корректировка регламентации в рамках СНГ (Кишеневская конвенция 2002 г.) // Журнал международного частного права.2005.№ 4(50). 20 с.

5. Богуславский М.М. Международное частное право.-М.: Юристъ, 2005. 604 с.

6. Петрова Е.С. Правовые проблемы усыновления (удочерения) иностранными гражданами в РФ // Охрана прав несовершеннолетних и развитие законодательства о семье. Материалы конференции 19 декабря 2013 г.. — М.: Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2013. 897 с.

ПРОБЛЕМЫ УСЫНОВЛЕНИЯ РОССИЙСКИХ ДЕТЕЙ ИНОСТРАННЫМИ ГРАЖДАНАМИ

Секция: 10. Юриспруденция

XXXV Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: гуманитарные науки»

ПРОБЛЕМЫ УСЫНОВЛЕНИЯ РОССИЙСКИХ ДЕТЕЙ ИНОСТРАННЫМИ ГРАЖДАНАМИ

Усыновление (удочерение) российских детей гражданами других государств и затем дальнейший переезд их вместе с усыновителями в другую страну – оба этих немаловажных процесса достаточно актуальны в настоящее время и очень часто встречаемы. С одной стороны, наличие тенденции к усыновлению российских детей способствует уменьшению числа беспризорных детей в нашей стране, то есть имеет, на первый взгляд, положительные последствия. К сожалению, как бы это ни было несовременно и даже в некоторой степени неумно, но зачастую эта проблема носит именно политический характер и её приходится рассматривать через призму межгосударственных взаимоотношений, а не только с точки зрения права, как хотелось бы.

Согласно положениям семейного законодательства Российской Федерации ребёнок имеет полное право при таковой возможности воспитываться в той стране, где он был рождён, то есть никто не может лишить его этого права насильно. Необходим грамотный и действенный механизм усыновления, так как этот процесс является достаточно сложным и не поддаётся унифицированию. К несчастью, данные нормы права в практической жизни применяются в противоречии с приоритетом устройства российских детей в российские семьи. То есть существует противоречие между приоритетами в усыновлении (удочерении) между российскими и иностранными усыновителями, что усложняет сам процесс усыновления и способствует увеличению разногласий [1].

В соответствии с абз. 1 п. 1 ст. 165 Семейного Кодекса РФ усыновление (удочерение) на территории Российской Федерации иностранными гражданами ребёнка, являющегося полноправным российским гражданином, производится в соответствии с законодательством страны гражданства усыновителя, однако данные нормы не применяются в практической деятельности судьями.

Для решения этого противоречия можно воспользоваться вполне приемлемым способом, который был предложен членом Адвокатской палаты Московской области Галиной Юрьевной Федосеевой. Она предложила закрепить нормы о применении наиболее благоприятного права (в отношении ребёнка конечно же), что вообще ещё не применялось в юридической практике законодательством России. Устанавливать «благоприятность» или же «неблагоприятность» права предстоит российскому судье, который будет рассматривать данное спорное дело, и который должен проанализировать иностранное право страны усыновителя, причём сделать это достаточно сложно, так как некоторые аспекты права могут быть несравнимы [2].

На трёх этапах процедуры «международного» усыновления последовательно осуществляется специальное государственное регулирование, которое позволяет проконтролировать весь процесс его проведения:

· подготовительный этап (на нём происходит подготовка потенциального усыновителя, регистрация его в качестве кандидата в усыновители в специальной базе и подбор ребёнка для усыновления по необходимым, заранее оговоренным критериям);

· судебный этап (на этом этапе осуществляется непосредственно рассмотрение заявления об усыновлении (удочерении) конкретного ребёнка, выбранного из общей базы и вынесение положительного/отрицательного судебного решения об усыновлении);

· постсудебный этап (этот этап характеризуется документальной регистрацией усыновления, постановкой усыновлённого ребёнка на государственный учёт) [3].

Для полноты исследования необходимо также отметить следующие частые нарушения законодательства, которые наиболее часто возникают на первом этапе усыновления:

· умышленное сокрытие от потенциальных достойных кандидатов в усыновители сведений о детях, которые находятся в базе данных;

· умышленное искажение/изменение сведений о детях в базе данных для усыновления посредством несвоевременного и незаконного изменения этих данных, что влечёт за собой уголовную ответственность лица;

· получение заведомых отказов от принятия в семьи граждан путём предложения детей, к примеру, несоответствующей желаниям возрастной группы или не того пола, как было указано в заявке;

· требование как у российских, так и у иностранных потенциальных усыновителей пакета документов, не предусмотренного законодательством, а также вымогание денежных средств для благополучного для усыновителя исхода дела.

В соответствии законодательством РФ при рассмотрении судом дела об усыновлении (удочерении) обязательным и неотъемлемым пунктом считается участие в процессе принятия положительного или отрицательного решения в вопросе усыновления органов опеки, а также местного прокурора. Несмотря на то что, этот пункт считается обязательным к исполнению он переходит достаточно поверхностно и, скорее, символически. К сожалению, нередко встречается такая ситуация, когда органы опеки и попечительства и прокурор лишь формально (документально) исполняют свои обязанности.

Порядок и условия признания действительности за границей решений российских судов об усыновлении (удочерении) в первую очередь зависят от правовых положений соответствующего иностранного законодательства той страны, где проживает усыновитель.

Существуют и международные конвенции, которые могут помочь в разъяснении противоречий, возникающих между двумя государствами. Например, в РФ 7 сентября 2000 года была подписана Гаагская конвенция о защите детей, но в нашей стране она до сих пор не ратифицирована, то есть не имеет полной силы действия.

Как решение многих проблем возможно заключение Россией двусторонних договоров, посвященных усыновлению детей, то есть заключение конкретных договоров между Россией и определёнными государствами, но этот вопрос достаточно сложно осуществить, так как необходимо найти так называемую «золотую середину» в принятии двустороннего решения. Также сомнительным остаётся вопрос в справедливости такого решения. К тому же, достаточно сложно и долговременно осуществление договоров на различных условиях со всеми странами мира.

13 июля 2011 года в Вашингтоне был подписан Договор между Россией и США о сотрудничестве в области усыновления (удочерения) детей. Его анализ прошёл в несколько этапов, и подписание потребовало преодоления некоторых политических сложностей. Данный договор позволяет упростить систему усыновления (удочерения) и позволяет усыновителям получить доступ к определённым базам наиболее скоро, нежели это было раньше. Но в противовес всему вышесказанному в данном абзаце, следует отметить, что всё более частыми становятся случаи жестокости и издевательства, а иногда даже причинения тяжёлого вреда и даже убийства российских детей в приёмных американских семьях.

Судя по статистике именно в последние 10 лет участились случаи жестокости по отношению к российским детям в иностранных семьях. По какой именно причине это происходит не могут ответить даже психологи, так как существует целый ряд определённых факторов «напряжённости» современной жизни, которые и провоцируют вспышки гнева по отношению к детям.

Одним из наиболее перспективных способов решения данной проблемной ситуации, с точки зрения российского законодательства, является установление минимально допустимого срока общения усыновителя с усыновляемым ребёнком с целью установления необходимого доверительного контакта и полной уверенности в возможности дальнейшей совместной жизни ребёнка и усыновителя. Именно по этой причине невозможно мгновенное принятие решения в усыновлении, так как при возможном дальнейшем отказе усыновителя от ребёнка, последний может получить психологическую травму и закрыться от внешнего мира [4].

Правовые проблемы международного усыновления детей-граждан РФ

Правовые проблемы международного усыновления детей-граждан РФ

«Дети вне политики» — со значком именно такого содержания известный российский актер Константин Хабенский пришел на вручение ему звания Народного артиста Президентом РФ Владимиром Путиным в конце декабря 2012 года. Все мы понимаем, что явилось отправной точкой для реализации этой, с позволения сказать, акции протеста. 21 декабря 2012 года прошел свое третье чтение «закон Димы Яковлева», который в том числе подразумевает запрет на усыновление российских детей родителями из США. Этот закон получил свое название в честь русского мальчика Димы Яковлева, который был усыновлен американскими родителями, а через 4 месяца трагически погиб из-за чудовищной неосмотрительности своего приемного отца. К слову сказать, отец в дальнейшем был полностью оправдан. И всё бы хорошо, да только вот повод для законопроекта был выбран, на мой взгляд, не совсем благовидный. «Закон Димы Яковлева» стал ответом на Закон Магницкого, принятый в США и подразумевавший санкции для российских граждан, предположительно причастных к смерти аудитора Сергея Магницкого.

Ну да ладно, уйдем от проблем политики и вернемся к правовым, тем более, что в сфере международного усыновления не все так радужно, как кажется.

Семейное законодательство предусматривает институт усыновления в качестве приоритетной формы устройства детей, оставшихся без попечения родителей. Эта позиция обусловлена тем, что именно усыновление позволяет обеспечить постоянный характер воспитания ребенка, а не временный, как, например, в приемной семье. Однако в последнее время в России наблюдается тенденция возрастания случаев усыновления российских сирот гражданами иностранных государств. Хорошо это или нет? Мне кажется, ответ на данный вопрос не может быть однозначным. Попробуем разобраться.

У всякого явления есть свои причины, каковы же они здесь? Прежде всего, это социально-экономические условия российских граждан. Мы не понаслышке знаем о проблемах, связанных с отсутствием жилья, недостаточным материальным обеспечением и государственной поддержкой многодетных и бездетных семей. Законодательство предусматривает ряд мер материального характера, однако зачастую этого бывает недостаточно: люди просто не хотят брать детей на воспитание, зная о том, что не смогут дать им должного обеспечения (и здесь речь, конечно, не о заботе, любви и ласке, а о чем-то более приземленном и вещественном). Таким образом, прежде всего, законодателю требуется обратить внимание на создание оптимальных условий для российских усыновителей.

Теперь обратимся к усыновителям-иностранцам. Статья 124 Семейного кодекса РФ говорит о том, что усыновление детей иностранными гражданами или лицами без гражданства допускается только в случаях, если не представляется возможным передать этих детей на воспитание в семьи граждан Российской Федерации либо родственникам детей независимо от места их проживания. Что же получается на самом деле? Приведем статистические данные: в 2011 году российскими гражданами было усыновлено 7416 детей, при этом граждане иностранных государств усыновили 3400 детей. Как мы видим, доля международного усыновления в соотношении с российским составляет почти 46 процентов (цифра довольно значительная). Неужели в каждом конкретном случае из этих 3 тысяч детей «не представлялось возможным» передать ребенка на воспитание россиянам или родственникам? Может быть, это и правда, но, конечно, горькая.

Отдавая ребенка в приемную семью, органам опеки и попечительства необходимо тщательно проверять личность усыновителей (как наших соотечественников, так и иностранцев), ведь, как ни печально, нередкими стали случаи жестокого обращения с детьми даже теми лицами, которые при усыновлении выглядели вполне добропорядочными гражданами. К сожалению, законодательство закрепляет лишь формальные критерии усыновителей, хотя в этом вопросе ими ограничиться нельзя. Ситуация усугубляется тем, что на практике органы опеки не проявляют должного внимания к проблеме. Чтобы положение дел изменить, естественно, потребуются некоторые рычаги воздействия на эти государственные структуры, которые представляется целесообразным закрепить в законе (на сегодняшний день вопросы ответственности органов опеки и попечительства регулируются только ФЗ «Об опеке и попечительстве» и некоторыми административными регламентами, где четких мер воздействия не закреплено). Определенные меры следует применить и в отношении властей государств-усыновителей, поскольку российским консульским учреждениям часто создаются всяческие препятствия в процессе контроля иностранных семей, усыновивших российских детей.

Кроме того, представляется сложным процесс адаптации российского ребенка в чужом для него государстве: незнание языка, обычаев, культуры очень часто являются существенными препятствиями для нормальной жизни и развития ребенка. В этой связи немаловажную роль играют вопросы профессиональной подготовки иностранных усыновителей к принятию в семью ребенка (статья 127 СК РФ предусматривает прохождение такой подготовки в качестве одного из критериев усыновителя). Однако та же самая статья говорит о том, что подготовка иностранных усыновителей может быть проведена в государстве, гражданами которого они являются, соответственно возникает вопрос: а имеют ли достаточный опыт общения с российскими детьми люди, которые осуществляют эту подготовку за рубежом? Думается, ответ, как правило, отрицательный. На мой взгляд, целесообразно закрепить в законе, что иностранные усыновители обязательно должны проходить подготовку к усыновлению именно в той стране, откуда они решили принять в семью ребенка (сейчас по закону это возможно лишь в случаях непрохождения подготовки в родном для иностранного усыновителя государстве). Только такими путями приемные родители смогут прочувствовать менталитет ребенка, понять его интересы и культуру, что в дальнейшем будет способствовать становлению исключительно доброжелательных отношений между родителями и ребенком (особо это актуально при усыновлении детей постарше).

И, наконец, хотелось бы обратить внимание на еще одну проблему: как мы знаем, посредническая деятельность по усыновлению детей не допускается. Это подтверждается и положениями Конвенции ООН о правах ребенка, и Семейным кодексом РФ. В статье 32 Конвенции о защите детей и сотрудничестве в области межгосударственного усыновления запрет еще более конкретизирован: никто не должен получать неоправданную финансовую или иную выгоду от деятельности, которая касается межгосударственного усыновления. Только расходы, включая профессиональные гонорары лицам, которые принимают участие в процессе усыновления, могут устанавливаться или выплачиваться. Однако сегодня существует такая категория, как аккредитованные для международного усыновления иностранные организации. Они действительно нужны, поскольку очень часто иностранному гражданину нужна некоторая правовая консультация в вопросах усыновления в России, также такие организации позволяют усыновителям преодолевать языковой барьер и т.д. Но когда усыновление независимое (без участия таких организаций), на практике в нем чаще всего участвуют все те же посредники под видом сопровождающих иностранных кандидатов в приемные родители переводчиков, гидов или даже водителей. Ужесточая требования к регистрации этих организаций, наш законодатель оставляет без внимания описанные выше ситуации. К тому же, даже с аккредитованными организациями возникают проблемы (к примеру, случай с калифорнийской организацией «Юнона», учрежденной выходцем из России Иваном Жердевым. Структура разыскивала информацию о российских детях и продавала ее агентствам по усыновлению, иногда совершенно искажая данные). И пока в нашем законодательстве по-прежнему нет статьи за незаконное усыновление, такие лица будут получать более мягкие наказания по другим статьям, а некоторые вообще оставаться на свободе.

Резюмируя свою статью, хотелось бы отметить, что в России все еще достаточно много правовых проблем в сфере международного усыновления. Безусловно, не нам решать, где будет лучше ребенку-сироте – в родной России или за границей, и здесь мы не берем сформировавшийся стереотип о более высоком уровне жизни иностранного усыновителя в соотношении с отечественным. В вопросах устройства в семью ребенка, у которого в силу сложившихся обстоятельств ее нет, на первое место должна выходить способность приемных родителей предоставить ребенку должную любовь, ласку и заботу, и пока мы это понимаем, мы остаемся людьми…

Проблемы международного усыновления российских детей иностранцами.

Вы здесь

В современной России без родительской опеки остаются сотни тысяч детей в силу различных обстоятельств, будь то смерть родителей, материальные либо жилищные трудности семьи, рост вне брачной рождаемости. У ребенка есть право жить и воспитываться в семье не смотря на утрату своих родных родителей, это право у ребенка никто не отнимал. Государство предусмотрело следующие формы устройства детей в семьи— это усыновление, опека и попечительство, и приемная семья. Усыновление или удочерение (далее— усыновление) является приоритетной формой устройства детей, оставшихся без попечения родителей. Усыновление допускается в отношении несовершеннолетних детей и только в их интересах с соблюдением требований Семейного кодекса РФ, а также с учетом возможностей обеспечить детям полноценное физическое, психическое, духовное и нравственное развитие.

Усыновление (удочерение) представляет собой процесс принятия на воспитание детей, лишившихся попечения родителей, с установлением между усыновленным и усыновителем правовых (личных и имущественных) отношений, существующих между родителями и детьми.

Важнейшим международным документом, регулирующим вопросы усыновления, является Конвенция о правах ребенка 1989 года. Конвенция закрепляет право каждого ребенка, который временно или постоянно лишен своего семейного окружения или который в его собственных наилучших интересах не может оставаться в таком окружении, имеет право на особую защиту и помощь, предоставляемые государством. Конвенция предусматривает такую помощь как передача на воспитание или усыновление в другой стране.

Признание трансграничного усыновления является серьезной проблемой современного общества; коллизионные проблемы усыновления появляются даже в случаях, когда усыновитель и усыновленный имеют гражданство одной страны, а само усыновление происходит в другом государстве. Еще более сложными для рассмотрения являются дела, в которых усыновитель и усыновленный имеют гражданство разных стран, в особенности когда они не являются гражданами и не имеют постоянного места жительства в государствах, присоединившихся к Гаагской конвенции о защите детей и сотрудничестве в области международного усыновления 1993 года (далее — Конвенция 1993 года).

Повсеместно используется норма римского права, которая гласит, что «усыновление подражает природе». Именно из-за этого усыновитель обязан быть существенно старше усыновляемого. По общему правилу в России усыновителю должно быть 18 лет (ст. 127 Семейного кодекса РФ), а разница в возрасте — 16 лет (ст. 128); во Франции усыновителю — 28 лет (ст. 343 Гражданского кодекса Франции), разница в возрасте — 15 лет (ст. 344); в Италии усыновителю — 35 лет, разница в возрасте — 18 лет (ст. 291 Гражданского кодекса Италии); в Великобритании возрастной ценз — 25 лет, в Швейцарии, Франции, Австрии — 40 лет, а в Испании такой возраст вообще 45 лет. При этом, например, по российскому законодательству по причинам, которые могут быть признаны судом уважительными, данная возрастная разница может сокращаться, а при усыновлении мачехой или отчимом возрастная разница не учитывается (ст. 128 СК РФ).

В соответствии с российским законодательством, иностранные граждане-кандидаты в усыновители вправе проводить процедуру усыновления ребёнка как самостоятельно, так и через представительства иностранных органов и организаций, получивших разрешение на осуществление такой деятельности на территории России. Желающие принять детей на воспитание в свои семьи вправе обратиться за информацией об оставшихся без попечения родителей детях к любому региональному или федеральному оператору государственного банка данных о детях. При выборе ребёнка соответствующий оператор выдаёт потенциальному усыновителю-иностранцу направление на его посещение — и информирует об этом орган опеки и попечительства или регионального оператора по месту фактического нахождения этого ребёнка. По результатам посещения иностранный гражданин обязан проинформировать оператора о принятом им решении об усыновлении или отказе, а также представить пакет необходимых документов. Досудебная подготовка дела по международному усыновлению осуществляется федеральным или региональным оператором государственного банка данных, сотрудником органа опеки и попечительства.

В конце декабря 2012 года Президентом Российской Федерации В. Путиным был подписан Федеральный закон «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации», вступивший в силу с 1 января 2013 года. Данный закон называют «законом Димы Яковлева», который в том числе подразумевает запрет на усыновление российских детей родителями из США.

Благодаря данному закону государство заставляет иностранцев уважать права и свободы российских граждан. Отдавая ребенка в приемную семью, органам опеки и попечительства необходимо строже проводить отбор личностей попечителя, чтобы мы потом не сталкивались с проблемой жестокого обращения детей в семье. Попадая в приемную иностранную семью, ребенку представляется сложный процесс адаптации в чужом для него государстве: незнание языка, обычаев, культуры очень часто являются существенными препятствиями для нормальной жизни и развития ребенка.

Исходя из выше сказанного, хотелось бы отметить, что проблема международного усыновления детей в России остается острой, необходимо ужесточить административную ответственность должностных лиц за нарушение порядка усыновления российских детей иностранцами.

Статья написана по материалам сайтов: moluch.ru, izron.ru, nauchforum.ru, www.tokunova.ru, to09.minjust.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector