Переживания ребенка при разводе родителей. Что важно знать и как помочь?

Тема животрепещущая, болезненная, трудная. Так вышло, что мы без задней мысли растим детей, рассказывая о «жили долго и счастливо», без оговорок. Ведь, согласитесь, наверно мало кто предупреждает детей о том, что люди женятся, а дальше либо сохраняют отношения, либо разводятся. В школе рассказывают о том, как «правильно» создавать семьи, но не рассказывают о том, как «правильно» расходиться, чтобы потери не были такими катастрофическими. Жестко..наверно даже жестоко.. Как сказать такое детям? Эта мысль для меня так же трудна, как мысль о необходимости признаться своему любимому ребенку в один прекрасный день, что сказки – это только сказки, нету фей, волшебства, гномиков и деда Мороза. Нужно ли растить детей, воспитывая в них чувство реальности? Ведь реальность такова, что бывает что люди остаются вместе, а бывает, расходятся.

С этой реальностью дети знакомятся каждый в свое время и каждый при своих обстоятельствах. У кого-то в классе оказывается ребенок (дети), которого растит только один родитель и они искренне удивляются «почему нет папы»? Кто-то узнает о реальности из жизненной истории своих друзей. А кому-то очень «не везет» ..и он переживает развод родителей на собственном опыте. Когда ребенок свято верил в то, что в его семье никогда не произойдет ничего такого, а оно происходит, он испытывает настоящее потрясение. Это сродни ощущению, когда почва уходит из под ног и не на что опереться. Растерянность, беспомощность, тревога, тоска, вина, гнев, обида,печаль и др. — чувства, которые испытывает ребенок. Ошибка родителей в том, что они погрузившись в свой болезненный процесс развода не замечают, обесценивают, или не находят в себе сил, не видят, не понимают переживания ребенка, которые из-за этого зачастую бывают загнаны вовнутрь. Но эти чувства ребенок обязательно должен отреагировать, прожить!

Последние пару лет в моей практике заметно прибавилось случаев детей, чьи родители разводятся, или уже развелись. Чаще всего обращаются родители, в основном мамы, с запросом о психологической помощи ребенку в переживании развода. Такие дети нуждаются в первую очередь в отреагировании чувств и в психологической поддержке. Но всегда требуется активное участие родителя в этой работе. Я всегда информирую родителей о том, о чем пишу ниже. Так о чем же важно знать? И как помогать ребенку?

Раны детей разведенных родителей всегда глубоки, но они со временем затягиваются. Если такое испытание пришло в семью, важно понимать что происходит с детьми, какова динамика их переживаний и помочь им пережить утрату. Да, именно утрату, потому что дети переживают развод, как утрату семьи. Для ребенка это потеря прежней, привычной «среды обитания», которая сродни серьезной природной катаклизме.

Как меняется поведение ребенка?
Все переживания, реакции и способы адаптации под новую жизненную ситуацию индивидуальны. Ребенок может уйти в себя или стать плаксивым, гиперчувствительным, может ухудшиться его поведение и снизиться успеваемость. Некоторые дети проявляют сильный негативизм. Бывает, у детей проявляется психосоматика: чаще всего разного рода дерматиты, аллергии. Некоторые дети склонны переживать депрессию. Но конечно бывают и дети, которые легче других переносят развод и могут не проявлять вышеперечисленных симптомов.
На мой взгляд, самое опасное, когда ребенок не проявляет чувств. Это означает, что он закапсулировал переживания в себе, а это имеет опасные последствия для детской души. Очень важно помочь ребенку отреагировать чувства. Это может осуществить родитель, если понимает детские переживания, или опытный психолог.

Как объяснять ребенку?
Как уже говорилось выше, дети не бывают готовы к тому, что их семья может разрушиться. Поэтому в первую очередь, затевая разговор с ребенком можно сказать ему о том, что бывает так, что взрослые люди не могут договориться между собой о важных вещах и поэтому не могут продолжать совместную жизнь. Надо подчеркнуть, что это проблемы взрослых, и проблема между взрослыми, но в отношении ребенка не меняются чувства родителей – они его по прежнему любят.
«Подрастет и все сам поймет», это ошибочная позиция. Ребенок нуждается в информации, но адекватной для его возраста и восприятия.
Нельзя создавать для ребенка ситуацию неизвестности, когда например один из родителей вдруг просто пропадает. Чем больше неопределенности, тем больше у ребенка тревоги. Нужно честно сказать о том, что один из родителей будет жить в другом месте, но ребенок сможет видеться и общаться с ним. Очень важно детям дать точку опоры, которой будет являться определенность: когда (в какие дни, часы), где он будет видеться с родителем. Ребенок должен четко представлять каким будет теперь его будущее. Естественно, что все обещания, данные ребенку необходимо выполнять. Это подразумевает, что между разводящимися родителями должна быть согласованность. Это важно согласовать ради детей. Это и есть родительская забота. К сожалению именно невозможность родителей договориться между собой, взаимные обиды и претензии способствуют тому, что переживания ребенка усугубляются, затягиваются, его психологическое состояние ухудшается.
Неприемлемо делать детей жертвами войны между родителями. Родители, не иначе, как должны найти в себе силы ради детей, позаботиться о них, не втягивая в свои перипетии.
Подробности разногласий и причин развода детям знать не обязательно. Неуместные подробности могут детей младшего возраста еще больше травмировать, но детям постарше можно дать больше информации.
Ощущение ребенком катастрофичности ситуации можно смягчать словами о том, что это начало новой жизни, хоть и болезненное, которая будет в чем-то другой, не хуже той, которая была, а возможно даже в чем-то лучше.

Кажется уместным проанализировать происходящее с ребенком,чьи родители развелись, опираясь на модель Кюблер-Росс, которая выделила пять стадий принятия неизбежного: отрицание, гнев, торг, депрессия, принятие.
Стадия отрицания. Ребенок отрицает происходящее, старается делать вид, что ничего особенного не происходит. Это механизм психологической защиты, помогающий не ощущать невыносимой душевной боли.
Стадия гнева. Ребенок злится на родителей, ситуацию, жизнь. Бывает по разному, кто-то злится больше на того родителя, который ушел из семьи («бросил»), кто-то на того, кто «выгнал» родителя,или «разрушил» семью, по мнению ребенка. Ребенок обвиняет родителей. Также сила злости и ее направленность зависит от того, к кому ребенок был больше эмоционально привязан. Если ребенок остался с тем родителем, к которому больше привязан эмоционально, то возможно его злость будет слабее. Гнев может также проявляться и в отношениях со сверстниками, потому что в этот период его много, и трудно его контролировать.
Стадия торга. На этой стадии дети могут пытаться «воссоединить» семью. Это могут быть и попытки привести домой ушедшего из семьи родителя, и уход в болезнь, с надеждой что она поможет воссоединить семью, и разговоры с родителями на тему «а может быть мы снова будем жить вместе?». Это могут и попытки ребенка «теперь быть всегда хорошим» в надежде, что родители тогда снова воссоединятся. Это могут быть и разные манипуляции.
Стадия депрессии. Предыдущие действия не привели к желаемым изменениям, появилась апатия, угнетенность. Ребенок как-будто уходит в себя, избегает общения, стремится как-будто изолироваться. На этой стадии боль очень сильна. Самооценка ребенка может катастрофически падать. Могут начаться ухудшения в учебе.
Стадия принятия. Ребенок постепенно адаптируется под новую жизненную ситуацию. Начинает принимать новые обстоятельства жизни, приспосабливается под них. Переживания еще есть, но ребенок уже с ними справляется и жизнь начинает постепенно входить в нормальное русло.

Деликатная тема: развод родителей

Как смягчить эмоциональную травму для ребёнка?

Родители, принимая решение развестись, чаще всего идут за своими потребностями, желаниями, думают, что развод поможет разрешить семейные проблемы. Вероятно это и так, но практика показывает, что часто развод может эмоционально травмировать детей. По статистике в России ежегодно расторгается 500 – 600 тысяч браков, соответственно количество детей, воспитывающихся в неполных семьях, возрастает на 400 – 600 тысяч.

Сегодня лишь немногие из родителей задумываются об эмоциональном состоянии своих детей в этот сложный для семьи период и о дальнейших последствиях этой ситуации.

Среди родителей распространены мнения: «попереживает, перестанет», «подрастёт, поймет», «маленький ещё, ничего не понимает» или полярное – «зачем что-то объяснять, большой уже» и т.п..

Тогда как ребёнок любого возраста тяжело переживает развод родителей. Разница лишь в проявлении и доступности выражения эмоционального состояния, трактовки ситуации:

  • В 3,5 – 6 лет в ситуации развода ребёнок винит себя («я плохо себя вёл, поэтому папа от меня ушёл»). В возрасте до 6 лет для нормального психологического развития ребёнка необходима ситуация стабильности. Если она отсутствует, необходима помощь детского психолога.
  • 7- 8 летние дети могут стать озлобленными и обиженными на родителей. Особенно на того, кто ушёл из семьи.
  • 10-11 лет – обида, чувство брошенности и стыда за неблагоприятную семейную ситуацию (особенно перед сверстниками, мнение которых в данном возрасте начинает приобретать большую значимость, чем мнение взрослых).
  • В 13-18 лет – обида и чувство потери. В этом возрасте есть уже способность к адекватной оценке ситуации и её причин.

Травмирующий характер ситуации развода является доказанным научным фактом. Развод может являться причиной:

  • Нарушения адаптации ребёнка к повседневной жизни;
  • Невротических состояний , в том числе соматизированных (энурез, энкопрез, психосоматические заболевания);
  • Депрессий;
  • Нарушения поведения (озлобленность, агрессия и т.п.);
  • Изменения личности.

В период развода возможно развитие большей привязанность к матери (как в раннем возрасте), это является способом восстановления доверия ребёнка к матери. Также могут быть неадекватные агрессивные вербальные и невербальные вспышки, эмоциональная лабильность (необоснованные изменения настроения). Встречаются и иные реакции на развод: уход в себя (переживание всех своих эмоций в себе, никому не показывая и не рассказывая), маскировка (при кажущемся положительном или безразличном настроении внутри ребёнка буря негативных переживании, которые он боится или не хочет показывать, считая свои эмоции неуместными или незначимыми для других) – всё это может стать прямым путём к неврозу.

Для ребёнка ситуация нестабильности, изменение (разрушение) представления о семейной сплоченности, любви может служить жизнеопределяющим фактором. Дети становятся неуверенными в себе, испытывают множество страхов (потерять возможность общения с кем-то из родителей, потерять поддержку родителей, страх перед построением новых семейных отношений (появление отчима, мачехи) и т.п.). Возможно использование ребёнком полученного опыта в своей жизни (осознанно или бессознательно), что негативно скажется на их личной жизни в будущем. Часто дети разведённых родителей испытывают неуверенность в построении своей семьи, в семейных взаимоотношениях.

Рекомендации для родителей

Конечно, разводящиеся родители в этот период испытывают не меньше эмоций, они тоже испытывают потребность в поддержке, но надо помнить, что:

  • Ребёнок должен быть подготовлен к разводу родителей, эта ситуация не должна стать для него неожиданностью;
  • Важно принятие и адекватный ответ на эмоциональные переживания ребёнка (ругая его за агрессию и озлобленность, за чересчур детские проявления, в причинах которых Вы не разобрались, вы усугубляете ситуацию, порождая страхи и новые негативные переживания);
  • Надо принять ответственность за происходящее на себя, тем самым избавить своего ребёнка от чувства вины;
  • Ребёнку надо знать , что он остается важным человеком в жизни обоих родителей;
  • Важны взаимоотношения родителей, которые они транслируют ребёнку (не настраивайте ребёнка против другого родителя каким бы он не был, ребёнок любит его).

Ситуация развода является стрессовой для всех членов семьи, следовательно лучше, если в этот трудный период с родителями и ребёнком работают профессионалы, которые могут оказать помощь и поддержку. Квалифицированный семейный и детский психолог поможет предотвратить негативное влияние развода на жизнь ребёнка, смягчить психологический удар для всех членов семьи.

Как развестись, не травмируя своего ребенка?

Как бы родители ни разводились, для любого ребенка это будет травмирующим событием. Но своим поведением в процессе развода родители могут либо усилить травму, либо смягчить болезненные последствия этого события. Ребенку совершенно не важно, кто кому изменил или кто кого обидел. Это не его дело, не надо его в это втягивать. Его волнует, будет ли папа, как раньше, читать ему сказку на ночь, будет ли он видеть бабушек и дедушек — значит, надо объяснить, ему, как все теперь будет организовано. Понятно, что ребенок не может ничего не потерять при разводе, но вы можете показать ему, что заботитесь о его потребностях и пытаетесь максимально сохранить то, что для него ценно.

Здесь скорее встает вопрос, что нельзя делать во время развода. Вот несколько простых правил:

-не запрещайте ребенку злиться, быть возмущенным и печальным по этому поводу;

-не делите ребенка;

-не ставьте его перед выбором;

-не жалуйтесь друг на друга перед ребенком (и присматривайте за бабушками);

-не вовлекайте ребенка в скандалы;

-максимально разгружайте его от ответственности за ваше расставание;

-старайтесь сохранить для него все, что можно — ритуалы, значимые события, вещи, привычки.

И главное правило — поменьше вранья. Не надо делать вид, что все прекрасно, когда это не так.

И не надо заставлять ребенка делать вид, что ему все нипочем. Развод – это большой стресс для всех, переживайте его честно и поддерживая друг друга.

Кроме того, есть определенные возрастные рамки, когда ребенку сложнее пережить расставание родителей. В первую очередь, это период детского эгоцентризма, примерно в 4-7 лет, когда все события кажутся ребенку связанными с ним, поэтому он может чувствовать себя виноватым в вашем разводе. Но, конечно, это не значит, что ребенок в таком возрасте не может пережить развод родителей — это значит, что ему просто нужно уделять особенное внимание. И проговаривать с ним, что он ни в чем не виноват. Как бы партнеры ни старались, чаще всего разводу предшествуют какие-то претензии друг к другу, скандалы и некрасивые сцены, которые происходят на глазах детей. И ребенку может казаться, что это его поведение или непослушание спровоцировало конфликт. Или он может питать иллюзии, что может очень постараться и помирить родителей. Эти риски надо иметь в виду.

Независимо от возраста, у ребенка может быть период в жизни, когда ему и так тяжело, а тут еще развод родителей. Переезд, конфликт в школе, болезнь, что-то еще. В этом случае по возможности родителям лучше отложить этот процесс. Но обычно это не такой уж продолжительный срок. Если вы хотите развестись, но понимаете, что вашему ребенку это сейчас совсем некстати, всегда можно договориться: живем вместе еще полгода или год, а потом разойдемся. Если решение уже принято, конфликтов будет меньше.

Но это не значит, что умерший брак надо сохранять любой ценой, чтобы не ранить ребенка. Часто люди заявляют, что живут вместе «ради детей». Но чаще всего это просто «отмазка». Потому что, с одной стороны, это отличный повод не работать над отношениями и не стремиться делать брак лучше, с другой стороны – повод не освобождать друг друга. Детям нет никакой пользы в том, чтобы наблюдать подобные неискренние отношения.

Развод родителей как причина детской психологической травмы

Статистика говорит о том, что в большинстве развитых стран мира, в том числе и в России, примерно каждый второй брак заканчивается разводом.

Конечно, развод – тяжёлое травмирующее переживание и для взрослых. Однако больше всего страдают от разводов родителей их дети.

Почему это так? Что происходит во внутреннем мире ребёнка, если брак его папы и мамы распался? И как это может сказаться на его последующей жизни?

История Саши

Когда Саше было 10 лет, её родители разошлись. Задолго до этого, примерно в течение года, они регулярно ссорились, не пытаясь скрыть это от единственной дочери. После официального развода отцу и матери Саши пришлось ещё некоторое время жить вместе, так как им не удавалось разъехаться. Затем мама с Сашей переехали в большой город.

Сейчас Саше 32 года. Она не замужем, у неё нет детей. Часто находится в беспричинно угнетённом состоянии, близком к депрессии. Мало общается с людьми, несмотря на то, что очень привязана к своим немногочисленным друзьям. Однако и друзей она месяцами избегает, не отвечая на звонки и письма. Очень мнительна: ей кажется, что она может помешать, побеспокоить. Часто плачет над книгой (она любит читать), даже и тогда, когда описываемые автором события нельзя назвать ни трагическими, ни печальными.

Между тем, по словам её мамы, Саша до 10 лет была весёлой, общительной, любознательной и жизнерадостной девочкой. Она резко изменилась именно в период ссоры и последующего развода родителей.

Что же произошло с Сашей?

Для девочки очень важно, как относится к ней отец. Как ни странно, отец – это первый мужчина в жизни каждой женщины. Именно его отношение к дочери многое определяет в её жизни, поскольку подсознательно усваивается как эталонное. Как правило, счастливые в личной жизни женщины – те, у которых был любящий отец.

Однако отец Саши перестал общаться с ней после развода с её мамой. Саша подсознательно восприняла это как отторжение с его стороны. Она решила, что он её разлюбил.

Однако не обвинила в этом отца, что психологически было бы легче для неё. По её мнению, причина – в ней самой. Она оказалась какой-то не такой, какой должна быть, неполноценной. Поэтому она утратила веру в личное счастье, в то, что её ещё кто-то полюбит. Стала бояться близких отношений с мужчинами.

Оба родителя повели себя неправильно в момент развода. Отец разорвал отношения не только с когда-то любимой женщиной, но и с ребенком, «забыв» о том, что дети бывшими не бывают. Для ребенка это всегда огромная потеря. Боль, обида, тревога, вина, беспомощность, надежда и отчаяние – вот далеко не полный спектр чувств, которые испытывает ребенок, родитель которого ушел из его жизни.

Мать, сама испытывая страдания и не зная как помочь ребенку, отгородилась от темы развода. Она наложила запрет и на разговоры об отце, и на тему своих отношений с ним. Саше осталась наедине со своими переживаниями, предположениями и тревогами. А еще – со страхом. Ведь когда уже есть опыт потери близкого человека, который составляет саму суть нашего существования (именно такими являются для нас родители), возникает страх повторения потери, в данном случае – речь идет об оставшемся родителе. Если одни отвернулся и ушел из твоей жизни, не оглянувшись, где гарантия, что и второй не сделает то же самое?

Эмоции, которые испытывает ребенок в момент расставания родителей, очень сильные, потому что буквально превращается в руины его картина мира, разрушается ощущение безопасности и стабильности. Важно, чтобы у самых главных людей в жизни ребенка хватило мудрости отделить супружеские отношения от родительских, чтобы после расставания получилось иначе наладить взаимодействие с ребенком, сохранив близость, теплоту и любовь в общении с маленьким человечком. Иначе последствия для личности ребенка могут быть катастрофичными.

Именно это и случилось с Сашей, как она сама сказала на одной из терапевтических сессий: «В тот момент мне казалось, что я осталась сиротой. Что я потеряла не только отца, но и мать». Наша героиня подсознательно воспринимала любые близкие отношения как угрозу ее хотя бы кажущейся внутренней стабильности, как вероятность нового предательства. Испытывала значительные трудности в предъявлении себя, в самораскрытии.

Сейчас Саша – довольно привлекательная женщина, стройная, высокого роста. У неё, конечно, были отношения с мужчинами, однако все её романы бурно начинались и очень быстро заканчивались. Да и было их немного.

История Олега

Когда родители Олега разошлись, мальчику было всего 3 года. До того он был весёлым, счастливым, энергичным ребёнком. Но вскоре после развода, оставшись с мамой, Олег стал исключительно «трудным», как называют таких детей педагоги. В садике он постоянно дрался, не слушал воспитателей. Стал гиперактивным. Таким он остался и в школе, где плохо учился, хотя у него хорошие способности.

После окончания школы Олег долгое время не мог найти себя. Он рано женился, но супруги быстро «разбежались». С ребёнком, родившимся от этого брака, Олег почти не виделся. В 25 лет он едва не угодил в тюрьму, подравшись со своим приятелем (оба были не вполне трезвы). Олег так сильно ударил его, что сломал ему нос и скулу. Пришлось платить огромные отступные, чтобы помириться и замять уголовное дело. Он несколько раз менял род занятий.

Когда почти в 30 лет Олег, по совету своей второй жены, обратился к психологу, он рассказал, что иногда у него бывают приступы беспричинного отвращения и даже ненависти к окружающим. Ненависть вызывает любой человек, который в этот момент подвернётся ему под руку. В таких случаях он боится самого себя, боится сделать что-то страшное. Обычно он мало пьёт, но иногда его тянет «отключиться» с помощью алкоголя.

Что произошло с Олегом?

Как раз тогда, когда мальчик полюбил отца, стал строить себя по его образу и подобию – как подсознательно делают все мальчики (а девочки выбирают своим Идеалом маму) – он потерял отца. Ему не с кого стало брать пример, создавать себя как личность.

Кроме того, мать допустила одну очень распространенную ошибку. Дети неосознанно воспринимают себя как часть родителей. Ребенок биологически состоит из мамы и папы, и оба для него одинаково важны. Свою целостность, свой образ он воспринимает через них. Отказаться от одного родителя в пользу другого – все равно, что отказаться от части себя. Например, объявить правую половину тела хорошей и нужной, а левую – отвратительной, и пользоваться только правой. Абсурд, скажите вы, это невозможно. Вот и ребенку приходится как-то обходиться с невозможностью отторжения отцовской части себя и одновременно – с требованием матери это сделать. «Ты такой же, как отец!» — это почти что приговор в ее устах.

Вырасти в гармоничную личность в этом случае у ребенка вряд ли получится, хотя он будет стараться, очень стараться соответствовать ожиданием матери, чтобы сохранить связь и отношения хотя бы с ней. Но подсознание будет включать другие механизмы – копирование привычек, черт характера и даже судьбы того родителя, которого требуется отторгнуть, забыть. Так уже устроены механизмы защиты, призванные сохранять нашу целостность.

Огромный внутренний конфликт, не имеющий решения, может приводить к самым разным последствиям. В том числе, к «надлому» формирующейся личности. К попытке защититься от тех внутренних переживаний, от которых у ребенка нет спасения, потому что нет понимающего взрослого. Так возникает агрессия.

Кроме того, внутренний мир ребенка становится неустойчивым, зыбким. Ему не на что опереться внутри себя. Он не чувствует в себе уверенности, внутреннего стержня, который помогал бы в общении с разными людьми, в сложных ситуациях

Все это есть в истории Олега, в его чувствах, в его мыслях. Мужчине вместе с психологом пришлось проделать длинный путь по формированию идентичности, понимании себя, умении опираться на свои чувства, осознании истоков своей агрессии.

Отторжение матерью бывшего мужа привело к тому, что Олег начал отторгать в себе все мужское. Поэтому мужские качества: собранность, контроль над собой и мн.др. – у него вырабатываются трудно.

Приступы ненависти к миру и людям – это и возмущение, протест. В то же время это проявление мужской и человеческой слабости. Это гнев – на себя (почему я не такой, каким хочу и должен быть?!), но он переносится на других.

Работа психолога с Сашей и Олегом

Задачей психолога было помочь Саше изменить отношение к ситуации развода родителей, перестать считать себя виновной в том, что отец бросил их и больше не встречался с ней. Вспоминая отца, Саша в конце концов пришла к выводу, что он решил не видеться с ней, чтобы не растравлять себя, т.е. именно потому, что очень любил её. Она вспомнила многие чёрточки, поступки отца, которые подтверждали именно эту интерпретацию его поступка.

Анализируя свои чувства, Саша поняла, что больше всего на свете хотела возвращения папы, которого очень любила, и ждёт его до сих пор. Поняла, что это иррационально: ведь ей нужно жить дальше, а детство кончилось.

Саша сумела поставить перед собой ряд конструктивных целей, связанных с изменением своей жизни. Она вышла замуж в 34 года, сейчас у неё есть ребёнок.

Олег сумел увидеть в себе многие положительные, именно мужские, черты: решительность, смелость, активность. Он укрепил чувство ответственности за свою новую семью, понял, что вполне способен быть настоящим мужчиной.

Хотя позывы к запоям и приступы беспричинной ненависти к людям прошли у него не сразу, но спустя 2-3 года после работы с психологом он почти избавился от них.

Истории Олега и Саши показывают, что взрослому человеку с психологическими проблемами, вызванные разводом родителей, сложно одному разобраться в себе и найти конструктивное решение своих проблем. Такому человеку необходимо обратиться к психологу или психотерапевту, который поможет клиенту понять себя и наметить те шаги, которые выведут его к полноценной жизни и счастью.

Как не травмировать детей при разводе: анализ ситуаций

Психологические проблемы детей после развода

Личность ребенка в семье разведенных родителей

Не все семьи способны выдержать испытание «на прочность». Многие семейные функции со временем нарушаются, значительные изменения претерпевают психологические установки супругов на сохранение брака, жизненные планы распадаются. Поэтому в некоторых случаях не только невозможно, но и нецелесообразно сохранять брак как союз, который приносил бы удовлетворение обоим партнерам. Часто выход в такой ситуации один — развод. [4,67]

Вместе с тем некоторые психологи считают, что иногда развод может расцениваться как благо, если он изменяет к лучшему условия формирования личности ребенка, кладет конец отрицательному воздействию на его психику супружеских конфликтов и раздоров. Но в большинстве случаев расставание родителей оказывает на ребенка травмирующее влияние. Причем большую психологическую травму наносит не столько сам развод, сколько обстановка в семье, предшествующая разводу. [5,167]

Совместные исследования психологов и медиков показали, что даже в грудном возрасте дети способны остро переживать психологическую травму, которую испытывает в процессе или в результате развода их мать. Результатом реагирования на депрессивное послеразводное состояние матери может быть даже гибель младенца-«грудничка». Ученые полагают, что это происходит потому, «что новорожденные пребывают как бы в симбиозе с матерью, остаются частью ее организма. Исследования показали, что при кормлении грудью частота колебаний глазного яблока и частота сосательных движений у малыша совпадают с частотой пульса матери. Полностью идентичны электроэнцефалограммы у матери и ее младенца» Когда молодая мать длительное время находится в конфликтной предразводной или сложной послеразводной ситуации, почти всегда до срока прекращается столь нужный малышу процесс грудного вскармливания: от нервного напряжения у матери обычно пропадает молоко. При неблагоприятной ситуации в семье внимание матери концентрируется на конфликтах и спорах с мужем, а ребенок оказывается обделенным ее заботой. Бывает и наоборот, когда переживающая стресс мама окружает ребенка чрезмерной заботой, буквально не спускает его с рук, так что ее эмоциональное состояние передается ему напрямую. [6,72]

Не менее тяжело переживают распад семьи и дети дошкольного возраста. Исследования зарубежных психологов показали, что для ребенка-дошкольника развод — это ломка устойчивой семейной структуры, привычных отношений с родителями, конфликт между привязанностью к отцу и матери. Дж. Мак Дермот и Дж. Валлерштейн специально изучали реакции детей дошкольного возраста на распад семьи в предразводный период, в период развода и через несколько месяцев после него. Их интересовали изменения поведения детей в игре, отношении к сверстникам, эмоциональные проявления, характер и степень осознания переживаемого ими. Так, дети 2,5—3,5 лет реагировали на распад семьи плачем, расстройством сна, повышенной пугливостью, снижением познавательных процессов, регрессом в опрятности, пристрастием к собственным вещам и игрушкам. Они с большим трудом расставались с матерью. В игре создавали вымышленный мир, населенный голодными, агрессивными животными. Отрицательные симптомы снимались, если родители восстанавливали заботу и физический уход за ними. У наиболее уязвимых детей через год оставались депрессивные реакции и задержки развития. [6,84]

Дети 3,5 — 4,5 лет обнаруживали повышенную гневливость, агрессивность, переживание чувства утраты, тревожность. Экстраверты делались замкнутыми и молчаливыми. У части детей наблюдалась регрессия игровых форм. Для детей этой группы было характерно проявление чувства вины за распад семьи: одна девочка наказывала куклу за то, что та капризничала и из-за этого ушел папа. У других развивалось устойчивое самообвинение. Наиболее уязвимые дети отличались бедностью фантазии, резким снижением самооценки, депрессивными состояниями. По наблюдениям Дж. Мак Дермота, мальчики этого возраста распад семьи переживают более драматично и остро, чем девочки. Подобное он объясняет тем, что у мальчиков происходит срыв идентификации с отцом в период, когда начинается интенсивное усвоение стереотипов мужского ролевого поведения. У девочек идентификация в период развода меняется в зависимости от характера переживаний матери; Нередко девочки идентифицируются с патологическими чертами личности матери. [6,144]

Согласно исследованиям Дж. Валлерштейн, наиболее уязвимым при распаде семьи оказывается единственный ребенок. Те, у кого есть братья и сестры, намного легче переживают развод: дети в таких ситуациях вымещают агрессию или тревогу друг на друге, что значительно снижает эмоциональное напряжение и реже приводит к нервным срывам. [6, 93]

Душевная травма, нанесенная ребенку разводом родителей, может по-особому проявиться в подростковом возрасте. Обращает на себя внимание жестокость подростков, выросших без отца. Отсутствие в семье образца мужского поведения приводит к тому, что, лишенные положительных примеров мужского отношения к людям, мужской любви к себе, такие подростки не различают мужское и псевдомужское поведение. Желание возвыситься за счет слабого, унизить зависимого — не что иное, как маскировка жестокостью своей несостоятельности. Таким образом, у подростков, выросших в разведенных ceмьях, наблюдается занижение самооценки. По данным психологов, у мальчиков-подростков с высокой самооценкой отцы заботливы, пользуются их доверием и являются для своих детей авторитетом. [7,33]Семейная жизнь определяется не только индивидуальными характеристиками тех или иных членов семьи, но также и социальными обстоятельствами, и той средой, в которой живет семья. Отец, оставивший семью, часто воспринимается ребенком как предатель. Поэтому вхождение ребенка в социальную среду усложняется и деформируется. Нередко дети из разведенных семей оказываются объектами нравственно-психологического давления со стороны детей из благополучных полных семей, что ведет к формированию у них чувства неуверенности, а порой и озлобленности, агрессивности. Формирование личности ребенка еще более осложняется в том случае, если он был свидетелем или участником всех семейных конфликтов и скандалов, которые привели родителей к разводу. Таким образом, ребенок, с одной стороны, подвергается социальной дискриминации, связанной с отсутствием отца, а с другой — продолжает любить обоих своих родителей, сохраняет привязанность к отцу при враждебном отношении матери к нему. Из-за боязни расстроить мать он вынужден скрывать свою привязанность к отцу, и от этого страдает еще больше, чем от распада семьи. [8,109]И хотя прежний мир ребенка, в котором он родился и жил до развода, разрушился, перед ним встает трудная задача: нужно выживать, приспосабливаясь к новым обстоятельствам. Не всегда это дается ребенку легко. Одно из самых ближайших последствий послеразводного стресса у детей — нарушение их адаптации к повседневной жизни. Об этом свидетельствуют результаты исследования чешских психологов, которые выявили снижение адаптивности детей из разведенных семей по сравнению с детьми из полных благополучных семей. Важными факторами снижения адаптивности, согласно полученным данным, являются интенсивность и продолжительность разногласий, ссор и конфликтов между родителями, свидетелем которых был ребенок, а особенно настраивание ребенка одним из родителей против другого. Адаптивность ребенка снижается пропорционально продолжительности периода, в течение которого он живет в такой разрушающейся семье. Хуже всего были адаптированы дети, оставшиеся с родителями после развода при их совместном проживании в разделенной квартире. [9,167]

Еще сложнее процесс социальной адаптации происходит у детей, чьи родители после развода настойчиво пытаются устроить свою судьбу, забыв о чувствах и привязанностях ребенка. Например, в семье мамы, с которой живет ребенок, часто появляются новые претенденты на роль мужа и отца. Некоторые из них поселяются в квартире, перестраивают на свой лад семейный быт, требуют от ребенка определенного отношения к себе, а потом уходят. Их место занимают другие, и все повторяется. Ребенок заброшен. Он чувствует себя никому не нужным. В таких условиях не исключено формирование личности человеконенавистника, для которого не существует ни этических, ни нравственных правил в отношениях с другими. Именно в детстве формируется либо доверчивое отношение к людям, либо ожидание неприятных переживаний, угрозы со стороны окружающего мира. Исследования свидетельствуют, что чувства, сформировавшиеся в детстве, впоследствии нередко сопровождают человека в течение всей жизни, придавая его отношениям с другими людьми особый стиль и эмоциональную тональность.[11]

Статья написана по материалам сайтов: www.b17.ru, emberint.ru, thequestion.ru, fidem.spb.ru, studbooks.net.

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector